Ольгины шалости 2
(2 голосов)
Фетиш

В первом рассказе, я остановилась на том, что зашла в комнату, и увидела братишку лежащим на своей кровати и слушающим музыку. Он так и пролежал до самого вечера. А я посидела за компом, параскладывала пасьянс, потом легла на свою кровать, мы немного мило поговорили, и начали укладываться спать. Было такое ощущение, как будто ничего он не находил, и я стала подумывать, что тампон обнаружили родители. Прошло две недели, но о пропавшем тампоне не было ни слуха, и я потихоньку о нем забыла.

Братишка часто пропадал на чердаке, и я каждый раз возбуждалась думая о том, чем он там занимается. И как-то раз, лазая по кампу от нечего делать, я решила посмотреть, есть ли у нас скрытые папки. И нашла пару штук, в них находились порно-фильмы и фотки. Я знала, что это дело рук Пашки, и никого другого, и решила посмотреть фотки. На них были голые девчонки в разных позах, и даже сценки любовных игр. И где-то  на середине списка, листая, я наткнулась на фотку, на которой, как мне по началу показалось, была Пашиного школьного друга Сергея, сестра. Присмотревшись по лучше, я изумилась и поняла, что мне это не показалось. Она сидела на кровати поджав ноги под себя, полностью голая, держа в руках карты, и ими прикрывая груди.
Ирина не была в школе тихоней, она была нормальной кампанейской девчонкой, и моей хорошей подружкою. И увидеть её на фотке в таком виде, я б никогда не подумала.
На другой фотке, она сидела в той же позе, отведя руки за спину и выставляя на показ, свои пышные груди. Грудь у неё была не большая, и имела форму капли, как и у меня, но мая грудь намного меньше чем у неё. Я даже для сравнения задрала майку и приспустила бюстгальтер. Немного их пожмякав, подтянула бюстгальтер обратно.
Следующая фотка меня поразила своим откровением. Ира стояла раком на краю кровати с широко расставленными ногами, между которыми было видно её довольное лицо, на её пояснице лежала улыбающаяся голова Паши, который обоими руками раздвигал её ягодицы и половые губки. Я даже ахнула увидев эту картину.
Я до этого момента о братишке была другого мнения, и когда увидела у него свои трусики, то первым делом подумала, что ему не хватает женского внимания. И даже стало, его немного жаль, но сейчас он меня удивлял с каждой минутой.
Дальше опять пошли фотки с глянцевых журналов, и почти в конце этого списка, между ними, я увидела фотку, которая меня погрузила в оцепенения, и от удивления я непроизвольно открыла рот. На ней было хорошо видно, что снимали по одеялом на маленьком расстоянии. Голенький, чисто выбритый лобок, отражал, мощный и яркий блик фотовспышки, который не скрывал ни дюйма писи. Между пунцова - пухленькими  половыми губками, находилась веревочка, которая свисала в низ. В низу фотки была надпись: «мышка в норке». С права, от мышиного хвостика, была отчетливо видно черная точка с гречневое зернышко. Не веря увиденному, я задрала подол юбки, и так как на мне не было надето трусиков, сразу увидела, что это мая родинка. От нахлынувшего возмущения, я чуть было не удалила фотку, но немного успокоившись, я решила, что в эту игру можно играть вдвоем.
Я создала папку в своих документах, и скопировала в нее все фильмы и фото, и запрятала ее так, что бы никто не смог ее найти, закрыла скрытую папку, и без задней мысли, легла на Пашину кровать. Ярость и желание отомстить, переполняло меня. Я знала, что скорее всего, он показывал друзьям эту фотку, и они облизываясь смотрели на нее. Но я все таки  надеялась, что он не сказал им, кто на ней.
Я лежала на животе и, что бы было удобнее лежать, запустила руки под подушку. От урагана пролетающих мыслей, мне ничего не приходило в голову – насчёт расправы над братцем-кроликом. И тут я нащупала в наволочке подушки какой-то бугорок. Приподнявшись, я запустила, правую руку в разрез наволочки и достав, то что выпирало, я увидела ту самую мышку, которая пряталась на фотке в норке.
Я поняла, что это он тогда нашёл мой тампон на чердаке, а не мама или отец.
Меня заинтересовало, что он ещё прячет в кровати? Я встала с неё и подняв покрывало с одеялом и простынёй, увидела на середине кровати, на матрасе, свои трусики, которые я вчера сложила в стирку. Ну братишка ты и даёшь, подумала я, они ведь чистые, я ведь сейчас специально хожу без них из-за твоих наклонностей, и взяла их. И тут я заметила на них какие-то два пятна. Недоумённо, поднесла их поближе к лицу и начала рассматривать. Потом немного понюхала, запах был определённо не мой. Мысль о том, что он их одевает на ночь, сама собой просилась.
Смышлёный братишка, подумала я, и положила их на место, и аккуратно заправила постель, как она и была.
Я решила ничего не придумывать, пусть всё идет своим чередом. Посмотрев на тампон, я решила его обратно не ложить, достала из муси тампон, который был во мне, и положила в наволочку подушки, думая о том, что если братику нравиться мой запах, то пусть наслаждается, а в мусю погрузила новый из коробочки.
Через две недели, Пашка с другом, поехал на рыбалку. Им в этот день повезло, и они наловили много рыбы. Мама два дня её жарила, и два дня мы ели уху. Пашка выбрал пятнадцать штук самых больших, и засолил их. На третий день, он повесил их, на чердаке сушится, и периодически присматривал за ней, отгоняя мух, что бы те не отложили личинки.
Я очень люблю сушеную рыбу, и на третий день, после того как он её повесил, после обеда, заглянула на чердак.
Дернув за веревку, натянутой под балкой, над самой кроватью, я согнала рой мух, которая сидела на рыбе, и стала её проверять. И почти в самом конце, я обнаружила почти полностью высохшую рыбину. Я её сорвала с веревки, и вдруг услышала, что кто-то поднимается на чердак. Я потихоньку быстрым шагом, зашла за изгиб трубы и присев спряталась за ней.
Это был братишка, он зашел на чердак, тоже дернул за веревку, сгоняя севших мух с рыбы, и улегся на кровать. Когда он расстегнул ширинку джинсов и достал своего петушка, я поняла, чем он будет заниматься, и что это на долго.
Я не хотела, что бы он узнал, что я нахожусь на чердаке с его рыбой в руках, и наблюдаю за его занятием, но и долго находиться в таком положении, тоже не смогу. Позади меня стоял стул без крышки сидения, я села на него, заведя ступни за передние ножки, и нагнувшись вперед, что бы Паша не видел меня из-за трубы. Не став терять времени, начала чистить рыбу, изредка поглядывая на братца. Я заметила, что по его петушку ползает муха. Левой рукой, он оттягивал на нем кожицу, а правой тремя пальцами держал за веревку и периодически подергивал её, гоняя кружащих мух над рыбой. Глаза его были закрыты, и на лице можно было прочитать наслаждение.
Я почистила рыбу и начала отрывая, есть кусочки, хорошо просоленного мяса, со спинки. Как почувствовала, что одна муха села мне на икру правой ноги, а вторая приземлилась прямо на шоколадный глазик. От этих прикосновений, я немного вздрогнула, и тепло стало разливаться у меня по телу. По началу, я подумала, что зря не надела трусики, но потом решила тоже расслабиться как братик, не прекращая кушать с наслаждением вкусную рыбу.
Муха, что сидела на икре, поползла вверх, а та, что была на анусе, во всю его начала исследовать. Мое дыхание становилось все тяжелее и тяжелее. Я посмотрела на братца, он тоже к этому времени уже тяжело дышал. И я поняла, что он меня не услышит.
Доевши последние кусочки рыбы, я решила посмотреть, что происходит у меня внизу, так как щекочущие прикосновения, были и на анусе, и в промежности. Я нагнулась ещё больше, согнув голову под подол платья, и под стул. Мне открылась интересная завлекающая картина:
Две мушки исследовали анус, одна сидела на правой ягодице, еще одна исследовала промежность, и две висели на свисающей веревочке тампона. Я завела с двух сторон руки под стул. Правой рукой, достала тампон из муси, а пальцами левой, развела набухшие, розавенькие губки, уже и так приоткрывшие и выпустившие наружу малые.
Положив тампон в карман платья, я стала ждать прикосновения мухиных лапок к мусиным лепесткам. Долго мне ждать не пришлось. Мухи, которых я согнала, когда доставала тампон, одна села на кисть левой руки, а вторая на гладенький лобок. Через минуту, та которая была на промежности, начала с той стороны исследовать мусю, другая со стороны лобка, прикасаясь к горошине клитора, и та, что была на кисти спустилась по пальцу к малым губкам.
Наслаждение волной прокатилась по всему моему телу. Я закрыла глаза, приподняла голову, и выдохнула с упоением. Открыв глаза и через помутневший взор, я посмотрела на Пашку. Он лежал с закрытыми глазами и с открытым ртом. И тут вторая волна наслаждения прокатилась, а за ней и третья. Я чувствовала, что оргазм уже очень близко. Как вдруг, я увидела, как Пашка резко встал с кровати, и в два шага оказался возле изгиба трубы, и прямо пере домной.
Я застыла в оцепенении, он тоже был изумлен не меньше, так как его стеклянные глаза, стали широко открытыми. Из петушка, которого он держал левой рукой, у меня перед самым носом, начали выстреливаться струйки спермы. Мне повезло, что он стоял немного с боку, и струйки не попали на меня, а полетели в сторону. Когда он закончил, не произвольно сделал пол шага назад. И тут, я почувствовала щекочущие прикосновения на клиторе, мои ноги начали непроизвольно трястись от нарастающего оргазма. Я закрыла глаза и широко открыла рот, застонав, забыв обо всем, и о том, что на меня пялиться братик. Не соображая, что твориться вокруг, я изогнула спину к спинке стула, и опираясь на нее, расстегнув сверху платье, достала из лифчика груди, принялась их мять.
Когда оргазм закончился, еле приходя в себя, я вспомнила про братца. Открыв затуманенные глаза, и посмотрев в его сторону, я его не увидела. И тут я почувствовала нежное прикосновение к мусе, аккуратно раздвигающее малые половые губки. Вздрогнув от потока горячего воздуха, не успев подумать, о том, что сейчас произойдет, я ощутила очень нежное и мягкое прикосновение. Я хотела встать со стула, но ноги были ватными и не слушались меня. Я посмотрела в низ, и увидела братика лежащим на полу подомной. Я видела его ноги и уже окрепшего, во всей боевой готовности, петушка. Я хотела крикнуть, прекрати, что ты делаешь, я же твоя сестра. Но получился только невнятный шепот. Волны наслаждения начали опять меня погружать в небытие. Не соображая, я пыталась встать, и наклоняясь в перед, заведя обе руки с двух сторон под стул, нащупав голову Паши, оперевшись на нее попыталась встать. Но он схватил мою правую руку, отвел ее в сторону, и следующее, что я почувствовал, был его петушок. Я сжала его ладонью, а братик начал водит мою руку вниз и вверх по нему. Он был такой горячий и нежный, что у меня не было ни какого желания причинять ему вреда. Я прекратила все попытка освободиться от него, и предалась волнам наслаждения, которые нарастали и нарастали. Оргазм был немного слабее предыдущего, наверное по тому, что мне было немного не удобно находиться в таком положении.
Силы покинули меня, и я прошептала – Паша, хватит, я больше не могу. И он прекратил свои действия, встал, поднял меня на руки и отнес на кровать. Положив меня, он лег радом, положа левую руку мне на грудь. Потом он встал, сказал – отдыхай и присматривай за рыбой, спрятав петушка в штаны, вышел с чердака. Я закрыла глаза, мгновенно заснула.
Проснувшись, я увидела, что стало смеркаться. Я спустилась с чердака и пошла домой. Дома братца не было, а были только родители. Сославшись на усталость, я пошла помылась и подмылась, и зайдя в комнату, расстелив постель, легла спать.
Ночью, я проснулась от того, что почувствовала прикосновения к груди через одеяло, открыв глаза, я увидела склонившегося надомной Пашу. Ни чего не говоря, я закрыла глаза и отвернулась к стенке.
Но это уже другая история.

 

Комментировать

Защитный код
Обновить