Маленький раб
(3 голосов)
Инцест

Елена была 26 летней женщиной, с 7 летним сыном на руках. Мужа она выгнала из дома когда выяснилось, что он ей изменяет. Квартира при разводе досталась ей, как и сынишка, который только перешел во второй класс. Так же, муж должен был ежемесячно выплачивать ей алименты, а так как он зарабатывал очень прилично, то о своем будущем, во всяком случае ближайшем, она особо не беспокоилась. Елена была среднего роста, привлекательная, с хорошей фигурой. Она выглядела моложе своих лет и вполне могла сойти за 20-ти летнюю студентку. Елена была вспыльчивой и властной. В сексе она была ненасытной, агрессивной и даже жестокой.

А в последнее время, увлеклась идеей женского доминирования и превосходства. Она стала посещать интернет сайты этого содержания и в скоре, в ее личной коллекции было много изображений и рассказов по этой теме. Особенно ей нравился facesitting. Каждый раз, видя как женщина сидит на лице беспомощного мужчины она приходила в сильное возбуждение."

Вот где должны быть мужчины у женщин. Эти твари достойны только того, чтобы лизать задницу!", думала она глядя на эти изображения. Она еще ни разу не сидела на лице мужчины, но очень хотела бы это попробовать. Да только была одна проблемма. Для этого нужно было найти любовника, а мужиков она стала презирать и не хотела иметь с ними ничего общего. С любовником пришлось бы заниматься сексом, позволять ему лапать себя его грязными лапами. Она очень любила заниматься сексом, но только с любимым мужчиной. С кем попало, лишь бы трахнуться... Неет! Она этого не хотела. Когда-то, она очень любила своего бывшего мужа. С ним она узнала радость секса в первый раз, он был ее первым и единственным мужчиной. Они познакомились когда она еще хорошо относилась к мужчинам. Его измена перевернула ее жизнь и ее отношение к ним. Она теперь презирала мужиков и ненавидела их.

Она не хотела мужчину, но страстно хотела секса. Долгое воздержание, после ухода мужа только усиливало ее дискомфорт.

Женщины ее тоже не привлекали. Ее мучали два противоречивых чувства, она хотела трахаться, но не хотела никого к себе подпускать. Она подумала было дать объявление по интернету, чтобы найти мужчину-раба. Но представив что ей попадется такой извращенец, который как чмо лижет туфли и пизду и при этом тащится от удовольствия как последняя свинья, она почувствовала отвращение и отказалась от этой мысли. Поэтому она удовлетворяла сама себя просматривая свои любимые сайты. Но долго так продолжаться не могло, и она прекрасно понимала что должна что-то придумать...

Вот оно! Как страшный приговор сыну, однажды осенило ее. Гена очень похож на своего отца. Она не раз испытывала боль и ненависть глядя на сына. Он напоминал ей того мужчину, который причинил ей страшную боль. И одновременно она очень любила его. Теперь она нашла выход из своего положения, но... Он ведь ее сын. Ему всего 7 лет. Так это и хорошо... Чем раньше приучу его к этому тем лучше... Он мой сын... Но и это ведь не плохо, он полностью зависит от меня и никуда не денется...

Как маму, он должен меня слушаться. Ему придется делать все что я скажу, хочет он этого или нет... Он еще маленький... Но это ведь хорошо, он чистенький, невинный, не то что те волосатые свиньи. К тому же он не сможет ей особо сопротивляться.

Взрослой женщине легко сломить сопротивление маленького мальчика. Если я его воспитаю как мне нужно, у меня всегда под рукой или хм... под ногой, или... еще под кое-каким местом будет полностью от меня зависящий раб. Настоящий раб, который будет меня удовлетворять и прислуживать мне не потому что он извращенец, а потому, что я так хочу. К тому же, он, как сын своего отца, должен отплатить ей сполна... Он должен ответить ей за все, что сделал ей тот мерзавец, которого она так любила. И он отплатит... Она улыбнулась. А в соседней комнате спал невинным детским сном маленький мальчик, не подозревая какие мысли бушуют в голове женщины в соседней комнате сидящей за компьютером, и не подозревая что нависло над ним...

Елена с сыном шли домой из школы в которой учился Гена. Когда-то учился. Она забрала документы из школы ссылаясь на переезд. Естественно никуда переезжать она не собиралась, ей нужна была причина чтобы забрать мальчика из школы насовсем. Потом она скажет что ему лучше учиться с репетиторами. А уж проблемму его образования она решит... Она, после долгих и мучительных раздумий, наконец, окончательно решила претворить свой страшный план в жизнь, а раз так, обратного пути уже нет. Мальчик обречен... Сперва необходимо было лишить его общества, так как он мог случайно рассказать кому-нибудь. На первое время, год, или два он должен быть лишен всякого общения со всеми, кроме нее. Она выдрессирует его и потом видно будет что делать дальше. Возможно придется и в правду переехать туда, где их никто не знает. А пока следовало бы поднакопить денег и все хорошенько распланировать.

Когда Гешка узнал, что не пойдет больше в школу он просто запрыгал от радости и теперь в припрыжку скакал рядом с ней держась за ее руку. Настроение у него было лучше некуда. Елена улыбалась глядя на радостного мальчишку, который не подозревал о том, что означает его освобождение от школы.

Открыв входную дверь ключом и войдя в коридор она впустила мальчишку и закрыла дверь на замок. Ловушка захлопнулась. Она решила начать немедленно, между ног у нее стало мокро. Вот оно. Началось. Все, отступать некуда. Или сейчас, или никогда. У нее встал выбор - набросится на ничего не подозревающего мальчика сразу, сорвать с него всю одежду, раздеться, уволочь его в спальню и там...Терзать как тигрица олененка, пусть сопротивляется, пусть пищит, плачет, рыдает от страха. Насиловать, насиловать и насиловать до изнеможения. Или начать постепенно, смакуя. Нет! Она не могла больше терпеть!

- Давай помогу - сказала она, и стала его раздевать, курточку, ботиночки. Быстро сняла с себя плащ и разулась. Потом взяла его личико двумя ладонями и посмотрела ему в глаза. Мальчик ничего не понимая смотрел на маму у которой такой странный взгляд. Вдруг она притянула его к себе и впилась губами в его детский ротик, сильный язык проник в него. Глаза мальчика расширились. Не прекращая целовать его она вскочила на ноги, подхватила его на руки и устремилась в спальню. Мальчик не понимая что происходит не знал как ему реагировать, это игра такая что ли? Она бросила его на кровать, запрыгнула на него сверху и стала грубо срывать с него одежду. Поняв что происходит что-то не то, мальчик попробовал запротестовать и освободится, но хищница, возбудившись еще сильнее хлестнула его ладонью по лицу. Она никогда раньше не била его и всегда была ласковой с ним, он был в шоке от всего происходящего. Она хлестнула его еще раз, и еще. Он заплакал и стал вырываться от обезумевшей матери.

Это ее здорово возбудило, она стала хлестать его еще сильнее, усевшись верхом на животе покрепче и сжав его бока бедрами. Мальчик рыдал и закрывал свое лицо руками стараясь защититься от ударов.

- За что?! За что?! Мама, что я сделал?! - кричал мальчик.

- А ну заткнись! Не смей орать я тебе сказала! - он не послушался и продолжал громко рыдать. Тогда она схватила его руки, развела их встороны, прижав к кровати, и легла на него.

- Только посмей укусить! - Прошипела она и накрыла его рот своим. Теперь было слышно только мычание. Она сунула язык в его рот. Мальчик старался вырваться и избавиться от назойливого языка нагло хозяйничавшего у него во рту. Но он побоялся ее укусить. Он только мычал и пытался повернуть голову в сторону. Но Елена крепко навалилась на него и схватив его лицо руками еще крепче впилась в его губы. Он попытался оттолкнуть ее освободившимися руками, но она схватила его руки и запихнула их к себе под колени, затем снова обхватила его голову и продолжала целовать с такой страстью, которая могла бы напугать и взрослого мужчину. Это продолжалось несколько минут пока мальчишка не выбился из сил и понял что сопротивляться бесполезно. Он уже не рыдал а только похныкивал. Тогда она оторвалась от него и села, по прежнему верхом. Не отпуская добычу.

- Запомни дружок, - сказала она, - еще раз посмеешь раскрыть свой рот, я тебя так выпорю, что наорешься на всю жизнь.

Ты понял? Молчи! Я сказала, не открывай свой рот. Твои вопросы меня не интересуют. Оставь их при себе. Теперь, ты должен молчать и делать все что я тебе скажу. Все! Ты понял?! Молчи! Я же сказала не открывать рот. Ничего, скоро ты будешь отлично знать как себя вести. Сейчас я не буду заниматься твоей дрессировкой. Но усвой два правила! Два правила которые ты должен исполнять беспрекословно! Если нет, очень сильно пожалеешь! Уж я тебе это обещаю. Первое правило - ты должен делать все что я скажу! Беспрекословно! Ты мой, а значит я могу делать с тобой все что захочу! Ну и второе правило - молчи! Теперь, с этого момента, ты будешь говорить только когда я тебе разрешу. Кивни если понял. - Мальчик кивнул. Он испуганно смотрел на мать которая вдруг, в мгновение ока, так переменилась. Она ругала отца, кричала на него, но с ним она была очень ласковой, она ласкала его и ругала очень редко. А тут вдруг такое... Она стянула с себя кофту, затем встала над ним так, что он находился между ее ногами и стянула джинсы и носочки, оставшись в одних трусиках и лифчике. Мальчик со страхом и изумлением смотрел на мать. Что она задумала ? Она снова плюхнулась на него верхом и стала стягивать с него одежду, грубо но уже не так агрессивно как вначале. Раздев его наконец догола она осмотрела его, как смотрят на блюдо перед тем как его съесть. Вдруг она накинулась на него страстно целуя рот, щеки, все лицо. Он слабо пытался вырваться, он очень хотел чтобы это все закончилось, но очень боялся разозлить мать, и что она снова начнет его бить. Она же перешла на шею, затем стала взасос целовать его детскую грудь, лаская языком соски, затем живот... и вдруг снова впилась ему в рот. Он стиснул зубы не пуская ее язык, думая что необязательно давать ее языку шариться у него во рту без спроса. Она прервала поцелуй.

- В чем дело. А ну открой рот! -сказала она строго, словно мать которая заставляет сына идти учить уроки,- соси мой язык! - и впилась в него снова. Ее язык снова по хозяйски ворвался в его рот и стал шариться там словно вор в чужой квартире. Мальчик покорно стал посасывать его, впрочем, безо всякого удовольствия. Это продолжалось очень долго. Она ненасытно целовала своего сына, как когда-то целовала его отца. Уже полгода как они разошлись, и уже почти год как она не целовалась. И сейчас она словно спрашивала с ни в чем не повинного мальчика долг. Я это делаю! Не могла поверить Елена. Я и вправду это сделала! Вот теперь и вправду пути назад нет, надо идти до конца. Она впилась еще крепче. Она очень любила целоваться и могла это делать часами, ее бывший муж никогда не целовал ее столько сколько она хотела, они прекращали это когда ему надоедало. А теперь, надоело это ее сыну-рабу или нет, не имело никакого значения. Теперь имеет значение только ее желание, ее прихоти. Он принадлежит ей без права выбора и он обязан делать все что она прикажет, хочет он этого или нет. И она может целовать его столько сколько захочет, хоть сутки напролет. И пусть только попробует возразить. Уж она его выдрессирует, так выдрессирует, что он говно ее есть будет по первому приказанию. Он еще не представляет что его ждет. Она оторвалась от него и сняла лифчик. Мальчик расширившимися глазами смотрел на ее молодую, еще крепкую грудь. Она улыбнулась.

- Нравиться? Тогда соси! -Она нагнулась так чтобы ее грудь была над лицом сына, - открой рот! - он подчинился и она направила свой сосок ему в рот. Он покорно стал сосать грудь матери, как когда-то. Я родила его, думала она, я кормила его этой грудью когда он был еще младенцем, значит я имею полное право распоряжаться им по своему усмотрению. Он моя собственность. Вынув сосок у него изо рта она привстала и стянула с себя трусики оставшись полностью голой. Мальчик воспользовавшись моментом вскочил с кровати и ринулся к двери. Ее это не разозлило а наоборот, еще больше возбудило.

Бедненький, он надеется избежать того что будет, пытается спастись. Что ж, олененок, тигрица выходит на охоту. Мальчик побежал в ванную надеясь закрыться там от обезумевшей матери, которая вдруг начала вытворять с ним такие вещи. Влетев в ванную он закрылся на защелку. Но бедный перепуганный мальчик не знал, что гвозди были уже проржавевшие и защелка держалась как говориться на соплях. Даже у него хватило бы сил дернув дверь, вырвать защелку. Елена неспеша подошла к ванной. Взяла ручку и дернула... Дверь распахнулась и мальчик снова оказался в объятиях голой женщины. Она выволокла его из ванной и отпустила. Он снова бросился в гостинную, она за ним. Он в спальню, она за ним. Ей понравился этот момент. Голая, одержимая похотью взрослая женщина, к тому же родная мать преследовала свою маленькую добычу, которая в отчаянии надеялась спастись. Поняв что бежать некуда, он забился в угол с ужасом глядя как на него неспеша, с хищной улыбкой надвигается мать, он и не предполагал, что она может быть такой. Он хотел закричать, но вспомнил что она говорила и удержался. Страх перед побоями был сильным. Она схватила его на руки и снова бросила на кровать, в руках у нее оказались колготки. Она приказала ему лечь на живот, затем взяла его руки, завела их ему за спину и связала. Потом связала ноги.

- Ну вот, теперь никуда не денешься, - довольно улыбаясь сказала Елена, - мой сладкий, это только начало, привыкай. Я теперь буду делать это каждый день. И не только это.- Она перевернула его на спину, подложила подушку ему под голову, подумала, и подложила еще одну.

- А теперь сладкий мой, приступай к своей прямой обязанности. - Она села ему на грудь лицом к нему.

- Помнишь как я целовала тебя? У меня есть и другие губы, которые ты обязан целовать по моему требованию, столько, сколько я захочу. Если ты будешь делать все что я прикажу беспрекословно, я не буду тебя бить. А нет - пеняй на себя. Видишь в углу скакалку? Я запорю тебя ей до полусмерти, если только попробуешь меня ослушаться! Кивни если понял!- Мальчик испуганно глядя на нее кивнул.

- Молодец. Какой понятливый. А теперь целуй свою Богиню, свою Повелительницу! Ты должен поблагодарить ее за то что она тебя родила! Целуй как я целовала тебя в губы, только очень нежно! - Она вдруг прижала свою киску к его детским губкам, рукой обхватив его затылок. Мальчик не мог пошевелиться, на нем сидела его мать, его лицо утонуло в ее промежности. У него не было выбора и он стал целовать место, откуда появился на свет. Елена застонала, мальчик неумело целовал ее но было приятно. Он будет делать это каждый день, мой малыш. Мой маленький раб. Любимый. Я сделаю из него великолепного любовника, он никогда не узнает другой женщины кроме меня. Он с рождения обречен быть моим, моим до конца. Навсегда. Елена не стала сразу применять к нему сильного наказания. Пусть привыкает постепенно. Но с каждым днем, думала она, я буду применять к нему все более крутые меры, я сломаю его полностью. Он будет самым послушным рабом на свете! Она стала плавно, как в танце двигать тазом, прижимая его губы к киске. Он еще не умеет как следует ласкать свою Богиню, произведшую его на белый свет, но со временем научится, он очень понятливый, вишь, язычком работает без напоминания, помнит, как она действовала своим языком у него во рту. Ее клитор набух, превратившись в довольно крупную шишечку.- Чувствуешь шишку? Лижи ее! Только нежно. И не переставай целовать! - строго приказала она. Язычок послушно стал ласкать клитор. Мой сын лижен мне клитор! Блин, не могу поверить что это действительно происходит. Бедненький, как сильно изменилась его жизнь! Мужчина, занимаясь сексом с женщиной имеет право выбора. Вообще он решает, заняться ему с ней сексом или нет, а решив, начинает ее добиваться, ухаживать за ней. Удастся ему добиться ее или нет другой вопрос, но мужчина имеет выбор, он выбирает понравившуюся ему женщину, и выбирает, заниматься ему с ней сексом или нет. Чаще всего выбирает первое.

Но все таки выбирает. А я лишила его права выбора! Я лишила его даже права отказаться от секса. Хочет он или не хочет, в настроении он или нет, надоело ему это или нет, он будет удовлетворять меня столько, сколько я захочу! Вот он, настоящий раб. Он не имеет права выбора. Он удовлетворяет женщину только потому, что она этого хочет. А не потому что ему это нравится. Он полностью зависит от меня и ему просто некуда деться! Я имею ПОЛНУЮ власть над ним. Чувствуя приближения оргазма, она застонала.

Она вдруг стала сильно тереть свою киску о его лицо интенсивно двигая тазом.

- Гешка мой! Любимый! Ооооох! - Она стала кончать все быстрее двигая тазом. Мальчик оказался во власти стихии оргазма его матери. Она кричала и продолжала грубо трахать своего маленького беспомощного раба. Ее ягодицы ритмично сокращались, пока она судорожно содрагалась от оргазма. Первого оргазма, подаренного ее сыном-рабом. Она была счастлива. Жизнь прекрасна! Впереди столько сладостных минут, дней, ЛЕТ! Она нашла себе постоянного сексуального партнера, идеального партнера, созданного только для нее. Он не может изменить ей, он полностью ее. Она любит его.Теперь у нее есть секс и любимый человек. Что еще нужно настоящей женщине. Она легла рядом с ним и обняла, отдыхая, набираясь сил перед новой атакой. А вот для моего Гешутки наступили поистине тяжелые деньки. Похоже нелегко пришлось ему все это воспринять. Она улыбнулась. Бедный, он и не подозревает что я ему уготовила. Самое тяжелое его ждет впереди, он скорее всего будет мучится и страдать. Но он ведь раб!

Его удовольствие не должно меня волновать. Он мой мужчина, а если женщина хочет чего-то, то мужчина обязан ей это дать, даже ценой собственных страданий. Она ласково поцеловала его в губы. Мальчик надеялся что все закончилось и она наконец-то развяжет его. Как он ошибался. Она и не думала развязывать его. Все только начиналось...

Немного отдохнув, Елена снова взгромоздилась на сына. Ее задница оказалась над лицом мальчика.

- Покатай меня! - хихикнула она. - И смотри, чтобы мне понравилось.

Ягодицы накрыли его лицо, нос уткнулся в ее анус, ко рту прижалась волосатая промежность. Елена стала двигать задом, потирая свою киску о его лицо.

- Эй! Чего затих? А ну работай ртом. - Приказала она. Мальчик стал целовать и лизать то, что прижималось к его губам.

Елена улыбнулась и, придавив сынишку всем своим весом отправилась в длинное путешествие за оргазмами. Это продолжалось очень долго, мальчишка мечтал о том, когда же это все наконец закончится. Но Елена была ненасытной. Кончив, она немного отдыхала, а потом начинала снова. Иногда, она в порыве страсти забывала приподниматься и мальчик начинал задыхаться, он начинал дергаться, тогда она давала ему глотнуть воздуха и снова придавливала задом к кровати. Плавно виляя задом, она ласкала свои груди, закусив нижнюю губу и прикрыв глаза, она наслаждалась не только сексом, но и своей властью. Он там только потому, что она так хочет! Ее очень сильно возбуждали такие мысли. Она никогда не имела такой безграничной власти над мужчиной. Гена еще ребенок, но все-таки мужчина. А она женщина. Женщина властвует над мужчиной, делает с ним все что хочет, причем против его воли. Мальчик снова стал дрыгаться, ему не хватало воздуха. Елена однако в этот раз не стала торопиться дать ему вздохнуть.

Она решила слегка подождать, его ведь нужно напугать, пусть знает, что его жизнь в ее власти, и если она захочет, она может задушить его своей попкой до смерти. Она дала ему жизнь, и его жизнь принадлежит ей. Мальчик стал дрыгаться еще отчаянней, ему явно было страшно что она его задушит. Но вместо того, чтобы приподняться Елена еще сильнее придавила его своей задницей. Вдруг, взвизгнув, она вскочила с него.

- Ах ты тварь! - Пришла в ярость Елена. В отчаянии, борясь за свою жизнь, он укусил ее. Не до крови, но достаточно ощутимо. Елена просто озверела от ярости. Да как он посмел! Мальчик плакал и умолял отпустить его.

- Да ты падла вздумал не слушаться! Ты за это ответишь! - она взяла свои трусики, намотала их на пальчик и влепила ему сильную затрещину. Мальчик зарыдал во весь рот и она запихала туда трусики. Мальчик мычал, по его лицу катились слезы. Она взяла скакалку, сложила ее пополам и намотала на кулак, оставив достаточную длину. Похоже, к крутым мерам придется прибегнуть уже сейчас. Он не оставляет ей выбора. Она сильно хлестнула его по животу, мальчик взвыл и загнулся, а она стала наносить один удар за другим по всему его телу, по бедрам, по груди, животу, бокам. Мальчик выл и извивался как бешенный.

Удары сыпались один за другим, оставляя красные рубцы. Елена в ярости продолжала беспощадно пороть его, одновременно все больше возбуждаясь. Мальчику казалось что он попал в ад. Когда-то ласковая и нежная мать, вдруг превратилась в фурию. Он не понимал причины этой перемены, почему она так с ним поступает. Последние пара часов его жизни были для него настоящим потрясением, не только физическим, но и моральным. У него в голове не укладывалось все происходящее. Ему казалось что ему сниться кошмарный сон и он отчаянно хотел проснуться...

Наконец Елена прекратила стегать его и бросила скакалку рядом с ним на кровать. Затем запрыгнула на мальчика и стала елозить своей влажной киской по его груди, животу. Она терлась ею по его рубцам, и каждое ее движение причиняло ему боль. Вдруг она снова села на его лицо. Теперь, из-за кляпа он не мог укусить ее. Она специально стала душить его. Через некоторое время он задергался от нехватки воздуха. Но она продолжала сидеть до тех пор, пока его попытки высвободится не стали ослабевать. Тогда она привстала. Мальчик сильно засопел носом вдыхая драгоценный воздух. Дав ему отдышаться, она продолжила эту пытку. Она пытала его таким образом более часа. Каждый раз, когда он, после бурных конвульсий начинал притихать уже теряя сознание, она давала ему немного подышать. Мальчику никогда не было так плохо. Этот час длился для него целую вечность. Сколько раз он начинал терять сознание под ее жестокой задницей, отчаянно брыкаясь, насколько могли позволить его связанные ноги и руки он не помнил. Это была долгая, мучительная пытка. Он и представить себе не мог, что бывает так плохо. В голове у него билась одна мысль : "За что?!!" . Что он такого натворил, за что мама так его мучает.

Подарив ему еще несколько моментов отчаяния, Елена наконец слезла с мальчика.

- Ну что, будешь еще кусаться? - она вынула трусики у него изо рта.- Отвечай!

- Не буду... Мамочка, пожалуйста хватит. Я больше не буду... - плача ответил он.

- Это было наказание за твое непослушание, - хм, стихами заговорила, - и между прочим я была очень доброй... Я тебя так мягко наказала только потому, что простила тебя на первый раз. Но в следующий раз, ты узнаешь, что такое настоящее наказание! В следующий раз, я не буду такой доброй. - Наклонившись над ним ласково сказала она. Она развязала ему руки и ноги. Нежно взяла его за руку и подняла с кровати. Его наверное стоит помыть. Выглядел он не лучшим образом. Она отвела его в ванную и там хорошенько помыла, натирая его тело жесткой мочалкой. Мытье было для него очередной пыткой, она безжалостно терла его покрытое рубцами тело и он то и дело постанывал. Но боялся что-либо сказать, и вообще что-то сделать, его мать стала такой странной, он боялся ее разозлить. Гена стоически терпел, уж лучше это, чем опять задыхаться до бесконечности под ее задом со склизкой щелью. Глупый, он не знал, что теперь, он обречен на это каждый день. Он надеялся, что это больше не повториться, что это только дикое наказание за какой-то его проступок. И что мама его простит и снова станет доброй и ласковой. Помыв его, Елена сама залезла в ванну то же стала мыться, заставив его тереть ей спинку. Потом он будет мыть все мое тело. А сейчас нет времени. Хочется есть.

После ванны, Елена и ее покрытый красными рубцами сынишка, так же голышом направились в кухню. Приказав ему сесть за стол, она надела на голое тело фартук и стала на скорую руку готовить обед. Мальчик смотрел на голые ягодицы матери, ее стройные ноги. Любой мужчина возбудился бы глядя на это зрелище. Елена была красива. Но у мальчика ее голое тело вызывало страх. Эти ягодицы совсем недавно пытали его. Она похоже не собиралась одеваться и мальчик со страхом предположил, что страшное наказание еще не закончилось, надеясь однако, что это не так. Но его пугало, что она не оделась. Мальчик сидел на табурете боясь сделать лишнее движение. Он стал просто смотреть в окно. Раньше, когда Елена готовила, он тоже был на кухне и они весело разговаривали, шутили. И она как правило была одета. В таком виде она еще не готовила... А теперь на кухне была тишина. Ему было запрещено разговаривать без ее разрешения и он просто боялся даже громко вздохнуть. Ему не хотелось есть, ему хотелось только одного, чтобы этот кошмар наконец закончился, чтобы мама снова стала нормальной. Такой, какой он ее знал. Однако у

Елены были совсем другие планы.

- Чего это ты пялишься в окно? Ворон считаешь? - Вдруг услышал он.- Нечего тебе сидеть без дела. Ну-ка, помогай мне готовить.

Он послушно встал и подошел к ней, ожидая ее задания. И вдруг:

- Давай, лижи мою задницу, всю! Это теперь твоя новая обязанность - когда я готовлю, ты должен лизать мне задницу.

Мальчик внутренне содрогнулся, значит правда, наказание не закончилось... Перечить ей никак нельзя. И он покорно лизнул ее ягодицу, раз, другой, третий, и продолжал лизать. Затем стал облизывать и другую ягодицу. Он действительно понятливый, с удовольствием подумала Елена. Быстро учится.

- Теперь лижи между ними, найди там дырочку и ласкай ее языком. И не смей останавливаться пока не разрешу.

Страх был сильнее брезгливости и мальчишка, еще не имеющий понятия о половом возбуждении которое испытывает мужчина лаская женщину, прижался лицом между ее ягодиц и стал лизать ее расщелину. Нащупав языком морщинистое отверстие он стал лизать ее. Ух ты, как приятно, подумала Елена, оказывается готовка может быть приятной. Уж для меня это точно. Он даст мне все, что не давал его отец. Она прекрасно понимала, что ее Гешутка, как маленький мальчик не получает удовольствия от этой ситуации. Он еще не вожделеет женщину. Взрослый раб-извращенец наверняка бы тащился, вылизывая задницу такой женщине как она. А для ее сына это унижение. Он не испытывает похоти, и лижет ее только потому, что она так приказала. Взрослый раб, если перегнуть палку, просто испариться. С ним можно делать только то, что в основном он приемлет, возможно, он будет терпеть и некоторые вещи которые ему не очень нравятся, просто потому что он ХОЧЕТ чтобы над ним властвовали, боится потерять свою красивую Госпожу. Получается, Госпожа потакает желаниям раба... А у нее самый настоящий раб. Он не может уйти. С ним можно делать все что угодно, независимо, нравится ему что-то или нет. Это абсолютная власть над мужчиной, маленьким правда, но все же... Она направилась к плите и мальчик оторвался от ее задницы. И тут же получил затрещину.

- Я тебе разрешала прекращать? Ты должен поспевать за мной и выполнять мой приказ!

Мальчик всхлипнул и торопливо прижался лицом между ее ягодиц вновь, старательно заработал языком. Надо же, как он быстро поддается дрессировке. Похоже у него талант к рабству. Она не ожидала что он сломается так быстро, она думала что ей придется основательно с ним повозится прежде чем он станет настолько послушным. Похоже порка и удушение великолепно на него действуют. У меня самый послушный сын в мире! Ну какой сын слушается свою мать на столько, что лижет ее анус по ее первому требованию? Только мой. Приучать мужчину к подчинению женщине нужно с детства. Чтобы с детства знал, что женщина - его Богиня, что ее желание, любое желание, для него -закон!

Наконец пожарив яичницу и колбасу она накрыла стол, но только на себя. В этот раз она положила себе больше чем обычно.

Не потому что хотела обожраться, а совсем по другой причине... Усевшись за стол она приказала своему маленькому рабу встать на колени рядом с ней. Он ничего не понимая встал на колени как она приказала. Он смотрел на нее снизу вверх. Похоже она не собирается его кормить. Он в прочем и не хотел есть, но все происходящее было диким и непонятным. Неизвестно что взбредет в голову его матери в следующий момент. И это пугало.

- Ты вероятно удивлен, что я не накрыла тебе. Не расстраивайся, я не оставлю тебя голодным. Но теперь тебе не часто придется пользоваться тарелками. Когда-то я кормила тебя безо всяких тарелок. Ты сосал мою грудь. Ты ел прямо из меня. Я думаю, это для тебя лучше всего подходит, - лукаво глядя на него сказала Елена. Мальчик не понял что она имеет ввиду.

- Сейчас, ты должен есть все, что я положу тебе в рот. Открой рот! - приказала она. Он послушно исполнил. Она положила порцию себе в рот, пережевала, затем взяла его личико ладонями, и наклонившись приблизила свои губы к его. Догадка озарила лишь за мгновение до того, как она сплюнула пережеванную пищу прямо ему в рот. Ему стало очень противно и он захотел выплюнуть это, но Елена вдруг зажала ему рот ладонью, - Глотай!

Он с отвращением, давясь, проглотил. Она видела как ему противно. Бедный мой, подумала она, тебе придется привыкнуть к этому. Я ведь буду кормить тебя не только изо рта, но и...

- Благодари!

- ...Спасибо...- С этого дня, я тебя буду кормить именно так, привыкай. И только посмей выплюнуть. Ты должен есть ВСЕ что я даю тебе! И благодарить за это. Я похоже мало тебя наказала! Я кормлю тебя прямо изо рта, оказываю тебе такую честь, а ты хотел выплюнуть! В прочем, на первый раз прощаю. Но только на первый раз.

Она снова пережевала пищу и наклонилась к нему. Он с трудом заставил себя открыть рот и Елена сплюнула пищу. Так птицы кормят своих птенцов. Птенчик мой, с нежностью подумала она. Ничего малыш, привыкнешь. Ты еще и не к такому привыкнешь.

Таким образом, они расправились со всей тарелкой. Она ела сама, время от времени сплевывая жеванную пищу ему в рот. Она любила его, и каждый раз давая ему очередную порцию, чувствовала прилив нежности. Как когда-то, когда кормила его своей грудью. Этот день - очень сильное потрясение для ее сына. И она прекрасно это понимала. Она была уверенна, что поступает так с ним не только ради своего, но и ради его блага. Он всегда будет под присмотром. Она хоть и будет обращаться с ним сурово и даже жестоко, но все же увечить его она не собиралась, он нужен ей здоровый. Мальчики которые ведут обычную жизнь и гуляют со сверстниками, дерутся, часто попадают в неприятности и становятся жертвами несчастных случаев. Начинают курить и пить, потом наркотики, девки, которые могут их заразить СПИДом. Или могут совершить преступление по глупости и угодить за решетку.

А уж там с ними не будут нянчиться так, как она с ним. Поэтому она всерьез считала, что у него не плохая участь. Она даст ему собственное, особое образование - быть ее рабом. К моменту когда он повзрослеет, он будет прекрасно выдрессированным и сверхпослушным рабом. Он не будет знать другой жизни кроме как прислуживать Женщине. Он будет с ней до конца. Она сделает из него замечательного любовника который будет как никто другой знать, как удовлетворить ее. И будет делать это по первому ее требованию. Тогда, как и сколько она захочет. Он не будет знать других женщин, кроме нее. Может быть потом, в далеком будущем, когда она состарится, она пристроит его к какой-нибудь женщине, которую выберет сама. Так как он не будет приспособлен к другой жизни. Но это в таком далеком будущем что пока задумываться над этим рано. Он конечно, взрослея будет становиться сильнее, и в конце концов она не сможет справиться с ним лишь при помощи физической силы. Но она и это продумала. Она разработает методы, как удержать его в таком же беспомощном состоянии как и сейчас.

Она встала из-за стола и стала убирать посуду.

- Эй! Ты забыл свою обязанность?! - Строго прикрикнула на него она. Сообразительный мальчик торопливо прильнул к ее заднице и стал вновь лизать ее анус. Пока она убирала со стола и мыла посуду он старательно исполнял свою новую обязанность стараясь поспевать за ее перемещениями. Елена была очень довольна. Жизнь налаживается! Ничего не нужно ждать от мужчин, нужно брать самой.

- Хватит. - Прибравшись сказала она мальчишке и взглянула на настенные часы - всего четыре с небольшим часа назад, у ее сына была обычная жизнь обычного мальчика. Четыре часа назад началась новая жизнь, прекрасная для нее и тяжелая для него. Но в любом случае, она любит своего сынишку и все это только ему на благо. Взрослая женщина лаского взяла семилетнего мальчика за руку и повела в спальню, чтобы на этот раз, насладиться своим рабом по полной. Мальчик находился в счастливом неведении что на этот раз, его ждет настоящее испытание, и он познакомится с настоящей, беспощадной страстью взрослой женщины. И что все то, что с ним было до этого, все, что он считал страшным и диким наказанием, было лишь прилюдией, разминкой перед настоящей, жестокой стихией женской похоти, которую безжалостно обрушит на него его собственная мать. А теперь - его Повелительница и Богиня.

 

Комментировать

Защитный код
Обновить