Классная учительница (продолжение)
(5 голосов)
Инцест
Спустя какое-то время Миша почему-то перестал задерживаться после уроков, хотя Ольга Николаевна видела его в классе и вызывала к доске. Она осознавала, что ей хочется снова испытать те сильные ощущения, которые только Миша ей доставлял, и ничего не могла с собой поделать. Оленька соблюдала его требование «никаких трусиков, никаких брюк, только чулки и легко расстегивающиеся блузки», но смысла в этом уже никакого не было. Наконец, она решила проявить инициативу и на последнем уроке сказала:
- Миша, задержись ненадолго. Нам нужно поговорить о твоих оценках в четверти, - но услышала ответ:
- Ольга Николаевна, я сегодня никак не могу задерживаться: мне к зубному назначено. Может быть, в другой раз?
- Хорошо, зайди ко мне завтра после последнего урока.
Она скрыла свое разочарование и надеялась, что на следующий день Миша все-таки придёт.
На следующий день, ерзая на стуле, она ждала его в классе, но он появился лишь через полчаса после того, как прозвенел звонок и все ученики ушли. Оленька истомилась. На всякий случай, она еще перед последним уроком сходила в туалет и густо смазала попку вазелином и теперь в уме строила картины, что произойдет сегодня, очень опасаясь, что не произойдет ничего.
           Когда Миша, наконец, вошел в пустой класс, Ольга Николаевна не стала выяснять отношений, а просто нетерпеливо сказала:
- Выеби меня.
Миша взял со стола ключи от двери, и она восприняла это как знак: быстро сняв чулки и скинув платье, под которым ничего не было, она перегнулась через спинку стула, расставила ноги и, едва не касаясь носом сиденья, замерла в ожидании. Всё в ней трепетало.
Но Миша не спешил. Она слышала, как он пошел к двери, зачем-то открыл ее, потом закрыл и запер; слышала шаги назад, слышала, как он расстегивает ремень, и ее возбуждение нарастало с каждой секундой. Она уже не могла терпеть.
Но Миша медлил.
- Так что ты сказала? – спросил он.
- Выеби меня, выеби! - в нетерпении чуть ли не выкрикнула Ольга Николаевна.
- А где волшебное слово? – спросил Миша, и она ощутила жгучий удар ремнём, а потом ещё один.
- Пожалуйста, - проговорила она. Неожиданные удары ошарашили ее, но возбуждение и нетерпение не спадали.
- Тебя в школе учили говорить полными предложениями? – усмехнулся ученик и снова вытянул учительницу ремнем по гладким ягодицам.
- Миша, пожалуйста, выеби меня, - послушно произнесла Ольга Николаевна. Она вся покраснела, ее сердце неистово колотилось. Она призналась себе, что удары широкого ремня усиливают возбуждение.
- Блядь! Блядь! – повторил Миша, хлеща ее. – Женя, выеби ее, раз она так просит.
Женя? Оленька хотела выпрямиться, но ее ожег новый удар ремня:
- Стоять как стояла!
Она изогнула шею посмотреть, кого же Миша впустил в класс, но увидела только чьи-то кроссовки и джинсы. В ее классе был только один Женя – Женя Мягков, отличник и очень хороший, скромный и тихий мальчик.
- Можно, Ольга Николаевна? – послышался робкий голос Мягкова.
Она не знала, что делать, что сказать.
- Отвечай, блядь, когда тебе задали вопрос! – Миша снова ошпарил ее ремнем, действительно больно.
Несмотря на крайнее возбуждение, от которого влагалище намокло так, что уже капало, Оленька попыталась взять себя в руки.
- Мягков, ты хороший мальчик… - начала она, сама не понимая, что хочет сказать.
- Отвечай на вопрос! – И снова удар ремня.
- Да, Мягков, выеби меня. Пожалуйста.
Оленька поняла, что ей уже не так важно, кто именно ее выебет; ее нетерпение перешло все границы.
Она услышала шорох снимаемой одежды, и когда перед ней появился Миша, она жадно схватила его член, взяла в рот и стала причмокивать, стоная от наслаждения.
Мягков что-то медлил.
- Ну, что вылупился? – сказал Миша. – Помнишь, о чем тебя просили?
Ольга Николаевна ощутила, как во влагалище неуверенно входит Женин член. Он был тоньше Мишиного, но очень твердый, и она начала двигаться взад-вперед и извиваться, чтобы насладиться его твердостью.
- Возьми ее за сиськи, - послышался Мишин совет, и классная руководительница почувствовала, как Женя послушно взял ее за набухшие соски и стал мять.
Наслаждение было безумным, ее тело содрогалось, язык неистово гладил головку члена во рту, и когда рот наполнился теплой спермой, она благодарно проглотила ее и промычала:
- М-м-м!
Но Женя все никак не мог кончить.
- Мягков, подойди сюда! – велела учительница, и тот послушно встал на место Миши, который взял с пола ремень и снова вытянул ее по заднице со словами «Раскомандовалась, сучка!»
По подбородку еще текла Мишина сперма, а Ольга Николаевна взяла в рот член Мягкова и стала интенсивно сосать, моля в душе, чтобы и Миша не стоял сзади просто так.
Боль в заднем проходе дала понять, что ее мольбы не были напрасны, и это была сладкая боль. Оленька зажмурилась, а потом снизу вверх взглянула на Женю. Тот посмотрел ей в глаза и выдохнул:
- Ольга Николаевна, вы… Я…
И она снова ощутила, как рот наполняется спермой.
Член обмяк, и, обсосав его последний раз, Оленька сосредоточилась на своей попке.
- Да!.. Да!.. – повторяла она в такт движениям, роняя на пол капли спермы с губ под все еще удивленным взглядом Мягкова.
Теплая вязкая жидкость потекла и из ануса.
Все было кончено.
С засыхающей спермой на лице и стекающей меж горящих от ремня, красных ягодиц, выпоротая и оттраханная куда только можно собственными учениками по ее же просьбе, Ольга Николаевна чувствовала себя самой настоящей блядью, но ей было все равно, - нет, ей это даже нравилось, очень нравилось. Такого удовлетворения она ещё не знала.
 
Максим
 

Комментировать

Защитный код
Обновить